ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФОРУМ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

Текущее время: 23 май 2018, 06:19

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: НАБЕГ
СообщениеДобавлено: 17 ноя 2013, 10:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 июн 2008, 17:08
Сообщений: 550
Никто не осмелился нарушить приказ князя, запрещавший покидать лагерь и ходить за реку. Никто. Кроме группы юнцов, почти мальчишек, которых тянуло на подвиги.
А еще надо было жениться. А чтобы жениться, нужно заплатить калым за невесту. Калым, по обычаю, уплачивали скотом. А где его взять, скот этот? Можно, конечно,выпросить у родителей, но достойней добыть самостоятельно, угнав у соседей или врагов.
Но они были в чужой земле. И, если их набег вызовет недовольство князя, не сносить им головы. Крутой нрав князя был известен.
Сборы были тайными, но, тем не менее, набралось довольно много народу, человек тридцать неженатой молодежи.
Возглавил поход сын муллы. Он был послушным сыном но, по просьбе отца участвуя в распространении страшных слухов, знал, что на самом деле, это просто хитрость, способ удержать воинов от войны.
Среди старинных свитков отца, он обнаружил древнюю карту, выполненную синими чернилами на пожелтевшем пергаменте. На этой карте была обозначена сакма - путь, по которому горские татары ходили в былые времена походами на Русь.
Отряд собрался быстро, в три дня. Это обстоятельство и объясняет, почему всё осталось в тайне от старших.
К тому же, сын муллы хоть и был сыном муллы, он воспользовался стародавним, ещё языческих времён, степным обычаем сохранения тайны.
На одном из курганов стояло древнее каменное изваяние. На уровне подмышки в изваянии имелось круглое отверстие. В это отверстие в древности вставлялась деревянная пика с цветным матерчатым флажком. Флажок трепетал на ветру, отгоняя духов и птиц.
Но дерево истлело от времени, а отверстие использовалось степняками совсем по другому назначению.
Желающие сохранить тайну, ночью становились по обеим сторонам идола и просовывали в отверстие с двух сторон указательные пальцы.
Когда пальцы соприкасались, произносилась клятва, которая считалась нерушимой, потому что свидетелем её был древний каменный идол, простоявший на вершине кургана не одно столетие, много чего видевший и много чего знавший. В случае нарушения тайны, месть оскорблённого идола была неизбежной и страшной.
Вышли из лагеря поодиночке, еще до света Местом встречи был обозначе дальний курган за рекой. Хитрый сын муллы, почти такой же хитрый как и его отец, не повёл отряд прямиком на Русь, через Дон и казачьи разъезды.
Отряд пошёл по дороге, по которой ногайцы прикочевали на Дон. Разведчики князя, обследуя путь отряда на другой день по следам, доложили последнему, что молодежь видимо отправилась к родным кочевьям, соскучившись и не желая больше ждать, когда князь решит вернуться домой всем племенем.
Пройдя довольно много на юг, повернули на восток. Через некоторое время вышли на дорогу, обозначенную на карте. Вернее, никакой дороги не было, была ровная степь.
Путь можно было угадать по особым приметам, курганам, речкам, рощицам, отдельно стоящим деревьям и балкам.
Кое где всречались кости павших животных. В одном месте белел одинокий человеческий череп. Судя по тому, что человек не был похоронен, это, скорее всего, были останки раба, ведомого из Руси и не выдержавшего тягот пути.
Через несколько дней подошли к Дону. Из опаски быть замеченными казаками, двигались по степи на некотором расстоянии от реки, постоянно высылая разведчиков вперед, по пути следования и по флангам. В арьегарде тоже шла пара конных. Вдруг неприятель случайно обнаружил след в степи и теперь идёт по пятам отряда?
Наконец разведчики доложили, что нашли обозначенный на карте перелаз через Дон. Но внимательно изучив местность, сын муллы понял, что брод охраняется казаками.
На одном из ближних курганов виднелась казачья сторожевая вышка, из-за бугра поднимались столбы белого дыма. Там, видимо, топились печи в куренях казачьего городка.
Решили не рисковать. Отметив про себя местоположение брода, спустились ниже по течению. Подошли к заросшему камышом берегу. Кривыми саблями и большими ножами стали резать камыш.
Соорудив из него "салы", небольшие плотики, разделись до гола, не сняв только шапки. Сложили одежду и аммуницию на плоты, вошли в воду. Держась одной рукой за гриву коня, другой придерживая плотик, воины вплавь переправились через реку.
Течение было довольно сильным и отряд снесло далеко вниз, к высокому крутояру. Под яром была узкая песчаная полоска сухого песка.
Выбравшись из воды, оделись, сели верхами и отправились вверх по течению реки, в поисках места, где можно выбраться на яр, в степь.
Набрели на глубокий, поросший тёрном овраг, устьем своим выходивший к Дону. По нему, хоть и с трудом, но поднялись в степь.
В овраге пришлось вести коней в поводу. Выбравшись на простор, огляделись, выслали разъезды для разведки.
В недалекой пологой балочке, разведчики обнаружили целое стадо коров, голов в восемьдесят. Недалеко паслись кони, большой табун с каурым жеребцом во главе. Табун охранял один верховой казак. Коров пас вообще старик, правда с ружьем.
Молодёжь оживилась. Большинство юных воинов хотели тут же овладеть скотиной, отогнать лошадей и вернуться к становищу князя.
Но сын муллы резонно возразил, что не для того они проделали столь дальний и трудный путь, чтобы вернуться с сотней лошадей и коровами, которых всё равно не хватит на калым за хороших невест.
И что в Руси они возьмут гораздо больше. А кто-то, наиболее удачливый, и невесту-полонянку себе добудет. Доводы были убедительны и к ним прислушались.Ничем не выдав себя, скрытно двинулись дальше. Но запомнили, где казаки беспечно держат своё богатство.
На Русь сходили удачно. Напав неожиданно, пограбили и пожгли несколько сёл и деревень, отогнали много скота, лошадей, баранов. Из своих не потеряли ни одного воина, даже не ранило никого.
Назад ехали весело, гнали перед собой скотину, у каждого воина в поводу шёл один, а то и два заводных коня, навьюченных награбленым добром.
Пленных не брали. Скотина в степи еду найдёт, а людей кормить-поить надо. С бабами да девками русов потешились на месте, да и бросили.
Ни одна не приглянулась степнякам. Слишком курносы и светловолосы. И разрез глаз неправильный, круглоглазы как рыбы.
Из Руси ушли быстро, как и пришли. Преследования почти не опасались, некому было преследовать.
Подходя ближе к Дону, стали осторожнее, выслали разъезды, старались идти утром по росе, или вечером, уже в сумерках, чтобы пыль, поднятая большим стадом скота, не привлекла внимания казаков.
Подойдя на один переход к известному уже казачьему городку, выслали разведку. Разведчики вернулись возбужденными.
Они своими глазами видели, как казаки погрузились в большие лодки-струги и отплыли вниз по Дону. Причем одеты они были в платье рваное и старое, оружие не блестело на солнце, было ржавым и грязным на вид.
Значит казаки собрались не на праздник в соседнюю станицу, а в дальний военный поход, вероятно в синее Азовское море. Разведчики доложили, что в городке остались только бабы, старики и дети. Да ещё подростки, которых не взяли в поход по молодости лет.
Воодушевленные лёгкой победой на Руси, ногайцы решили поживиться и в казачьем городке.
Для начала, десяток воинов подобрались к казачьему табуну. Казака, охранявшего табун, бесшумно подстрелили из лука. Деда, сторжившего коров и тёлок, попросту удавили арканом. Присоединив казачьих лошадей и коров к ранее угнанному стаду, стали совещаться, что делать дальше.
Разведчики доложили, что на противоположном берегу Дона, недалеко от городка, есть высокий насыпнорй куган. На курганге стоит сторожевая вышка из жердей, а на вышке укреплён длинный шест с привязынным к нему пуком просмолённой соломы. На вышке дежурят два ветхих казака и мальчик.
Решили пост снять. Четверо смелых и храбрых бытыра переправились вплавь через Дон, незаметно подобрались к кургану. Деды дремали у подножия вышки, зарезать их по-тихому, не представляло никакого труда.
Сложнее было с мальчиком. Заметив чужаков, он лихорадочно стал высекать кресалом искру из кремня, пытаясь поджечь смоляной пук.
Почти удалось. Но горло его пронзила калёная стрела, метко выпущенная из лука одним из батыров. Парень захрипел и грохнулся на землю. Довольные воины вернулись в лагерь. В качестве трофея им досталось только железное кресало да небольшой кремень.
Казачий городок раполагался на острове. Сзади его подковой огибал Дон, спереди была неширокая и, по всему видать, неглубокая протока. Прямо к протоке шёл шлях, протоптаный скотом. На том берегу видны были довольно широкие двустворчатые плетнёвые ворота.
Сам же городок был окружён двумя рядами ивового плетня. Между этими плетнями была насыпана и утрамбована земля. Ограждение было довольно высоким и стояло на насыпном земляном валу, поросшем колючим тёрном. Получалась простая по конструкции, но прочная крепостная стена.
Местами стена была укреплена частоколом из нетолстых брёвен, заострённых сверху и врытых другим концом в землю. Напротив ворот, явно был брод. Через этот брод и решили напасть на городок.
Местами в протоке из воды торчали толстые прутья. Воины решили что это вешки, обозначающие брод. Пока вели разведку, пока совещались как лучше атаковать, солнце склонилось к закату.
Плетнёвые ворота со скрипом раскрылись настежь, из них вышли несколько мальцов и осторожно пошли по воде. У каждой вешки стал мальчик. В воротах видны были казачки и старики. Они, по всей видимости, ждали стадо.
Ногайцы обрадовались - их встречают с открытыми воротами!
Переглянувшись, они с криком и визгом ринулись к воде из ближайшей балки, в которой скрывались до времени.
Мальчики, стоявшие на пути всадников, повели себя странно. Каждый из них, вместо того чтобы бежать от нападающих, выдернул из дна свою вешку и пустил прутья по течению.
Сами мальчики легли на животы и, несмотря на явно мелкую воду, поплыли. Но поплыли не к вороотам, а вниз по течению.
Передовые вспадники атакующихбыли уже почти у воды, когда казачата, один за другим, выбрались на противоположный берег и, сверкая пятками, побежали по узкой песчаной отмели к воротам.
Поднимая тучи брызг, воины влетели в протоку. В это время последний мальчишка заскочил в ворота, которые медленно и с протяжным скрипом закрылись.
А в воде творилось что-то невообразимое. Кони с отчаянным ржанием вставали на дыбы, валились на бок, поднимая под себя всадников. Вода окрасилась лошадиной и людской кровью.
Возбуждённые близкой и, казалось, лёгкой добычей, воины не сразу поняли, что здесь что-то не так, что нужно остановиться. Некоторые, даже упав с коня, пытались добраться до заветных ворот вброд. Но никому это не удалось.
Сын муллы закричал. Он кричал, что это ловушка, что нужно остановиться, и осторожно двигаться назад.
Это действительно была ловушка. Под водой, слегка присыпанные донным песком, лежали деревянные бороны, острыми железными зубьями вверх. В некоторых местах в дно были вбиты заострённые деревянные колья, а местами, острые железные занозы и короткие копья.
Именно эти ловушки для непрошенных гостей, были обозначены вешками. И мальчики стояли для того, чтобы не пускать скотину на эти подводные капканы.
Выдернув вешки и сплавившись вниз по течению, они убрали ориентиры, о которых мог догадаться враг, и сами обошли препятствия стороной. А налётчики в полной мере получили предназначавшийся им подарок.
Потери были страшными. Почти половина лошадей погибла, остальные получили увечья и раны. Несколько воинов погибли и утонули. Многие были ранены. Но они обозлились и не намерены были отступать. Перевязав раненных людей и лошадей, стали думать что делать дальше.
Один из воинов решил посмотреть, что делается за стенами городка. Сняв с пояса саблю, он забрался на высокий тополь-осокорь, росший на берегу протоки, у самой воды.
Забравшись почти на вершину дерева, воин увидел, что на стене и за ней, взрослых казаков не было. Виднелись седые головы стариков да бабские цветастые платки, споро перемещались мальчишки.
Уверенный в скорой победе над гяурами, воин аллаха стал громко насмехаться над защитниками городка, всячески оскорбляя их и требуя сдаться на милость победителя. Городок молчал.
Воин устал кричать и уже собирался слезть с дерева, когда над одной из башен взвился сизый дымок. Одновременно с долетевшим с другой стороны звуком ружейного выстрела, наблюдатель, ломая хрупкие ветки, сверзился с осокоря и грохнулся на белый прибрежный песок.
Подбежавшие товарищи его увидели, что нижняя челюсть его разворочена, из горла хлещет кровь. Большая круглая свинцовая пуля, выпущенная метким казаком из ружья, попала воину прямо в рот. Это была, конечно, случайность, но случайность страшная.
Суеверные воины посчитали, что это сам Аллах наказал их товарища за богомерзкие слова, пусть и произнесённые в адрес врага. Сын муллы не стал их разубеждать. О другом надо было думать: что делать с городком? Кк перехитрить и победить гяуров? И он придумал.
Лошадей был избыток, поэтому взяли свежих из табуна. При свете луны воины, с шестами в руках, осторожно входили в воду, прощупывая дно перед собой. Обнаружив очередную борону, обвязывали её длинным арканом и подавали сигнал на берег.
Другой конец аркана был привязан к сильной и здоровой лошади. Она легко выволакивала борону на берег. Колья расшатывали и вытаскивапли руками. Было темно и страшно, но не пострадал никто. К утру управились.
На рассвете сосредоточились на берегу. Городок молчал. Даже печи не дымились. Только на невысоких и призенмистых плетнёвых башнях по обеим сторонам ворот, было заметно какое-то движение. Это были даже не башни. Так, огромные пузатые плетёные корзины, набитые землёй и камнями.
Воздав хвалу Аллаху, воины броситлись вперёд. Теперь им уже ничего не мешало. Нужно было только преодолеть протоку, прорубить хлипкие плетнёвые ворота, и расправиться с казаками.
Вода была неглубокой, едва доставала лошадям до груди. Отряд уже почти добрался до ворот, как со стены ударил ружейный залп. Стреляли так же казаки и через щели между прутьями ворот.
Но самое страшное было не это. С невысоких башен ударили пушки. Ударили картечью, накрыв сразу весь отряд фонтанчиками брызг. Причём пушки выстрелили не по одному разу, а продолжали и продолжали стрелять, холтя их было всего две. Сын муллы насчитал до пяти выстрелов из каждой пушки.
Остпавшиеся в живых перепуганные воины ринулись назад. Гораздо позже, сын муллы узнал, что это было за страшное оружие.
Оказывается, всё довольно просто, но изобретательно. В длинный ствол пушки, заряжавшейся с дула, вкладывался длинный, вымоченный в селитре фитиль. Потом насыпался порох, вставлялся пыж, засыпалась порция картечи, ещё один пыж. Затем опять порох, пыж и картечь.
И так до пяти раз. Колгда фитиль поджигали со стороны дула, происходило пять последовательных выстрелов! Это губительное оружие и повернуло вспять воинов ислама.
В панике добравшись до берега, мокрые и усталые воины сбились в кучу. В глазах их был страх. До утра решили ничего не предпринимать.
До заката солнца похоронили товарищей, которых смогли достать из воды. Многих унесло течением.Перевязав раны, улеглись спать.
Уверенные в скорой и лёгкой победе, налётчики небрежно не оставили охранения у кургана на том берегу. Ночью просмолённая солома на вышке запылала. Это трое отважных юных казаков, под покровом ночи вышли из гордка, пробрались к вышке, подожгли сигнальный факел и невредимыми вернулись за ограду.
Сын муллы понял, что времени у него осталось в обрез, что тревожный сигнальный огонь, наверняка увидели казаки соседних городков. И если они не в дальнем походе, обязательно поспешат на выручку осаждённым.
Но он был хитёр, он с детствпа присутствовал при беседах старших и много чего знал. Хитрец придумал новую каверзу.
Только - только начало сереть небо, а над водой поднялся густой предрассветный туман, воины пригнали на берег протоки всё наличное стадо быков, коров, баранов и лошадей.
Впереди поставили быков и коров. Эти животные, практически не умеют пятиться, двигаться назад, только вперёд. За ними поставили лошадей, животных более подвижных и пугливых. За лошадьми серой массой выстроились овцы и бараны. Эти животные небольшие по массе, но идут всегда туда, куда их гонят.
А погнали всю эту мычащую, ревущую, ржущую и блеющую массу животных через протоку, прямо на плетнёвые ворота городка. Сзади скотину подгоняли бичами конные всадники. Основной же отряд, молча и в полном вооружении, двигался сзади.
Идея была в том, что перепуганные животные, всей своей массой, проломят плетень, потопчут скрывавшихся за ним защитников городка. А завершит дело отряд воинов, ворвавшихся вслед за животными в стан врага.
Сын муллы и его воины уже вошли верхами в воду, диким криком они подбадривали себя и животных, предвкушая скорую пробеду.
Но что это?
Как только первый ряд животных выбрался из воды на узкую полоску песка и бросился к воротам, эти самые ворота внезапно штироко раскрылись, пропуская животину внутрь!
Ворота затворились за хвостом последней овцы, перед самым носом первой лошади, нёсшей на своей спине всадника.
И опять ударили пушки. Воины крутились перед воротами, не веря в свою неудачу и коварство казаков. А стадо растекалось по улицам и переулкам городка, плотно набиваясь в базы. Скотина, пригнанная из Руси, послушно следовала за теми животными, для которых эти дворы и ворота были знакомы.
Жалеть о потере было некогда, казаки стреляли метко. Воины, повернувшие своих коней вспять, с ужасом увидели, как в протоку, снизу и сверху, входят казачьи струги. Это пришла помощь из соседних казачьих городков.
С лодок дали два дружных залпа и налётчиков стало гораздо меньше. Некоторые тиз них уже выбрались было на берег, но увидели как из балки, пригибаясь к гривам лошадей и солнцем вращая над головой сабли, на них несётся конный отряд казаков. В панике воины опять повернули лошадей к протоке, но здесь их безжалостно косил ружейный огонь с лодок и стен крепости.
Не спасся никто.
За исключением сына муллы. Упав с лошади в воду, он притворился убитым и, лежа на спине, боясь вздохнуть, тихо поплыл по течению между казачьих лодок. К его счастью казаки, увлечённые боем, не заметили, что он ещё жив.
Лёгким течением парня вынесло в Дон. Перевернуться вниз лицом, встать на ноги и оглядеться, он решился только тогда, когда затихли звуки боя и его прибило течением к прибрежным камышам.
Из протоки в Дон вода выносила бурые потоки крови. Медленно, покачиваясь на мелкой рячби, плыли трупы его молодых воинов и нерассёдланых лошадей. Звуки боя затихли, слышен был лишь неумолчный звон комарров.
Сын муллы обхватил бритую голову руками и заплакал. Совсем недавно он был счастлив и богат. Его окружали смелые удачливые воины, они гнали перед собой огромное стадо скота и табун лошадей. Он предвкушал триумфальное возвращение к своему племени, радость отца, восхищение в глазах девушек и воинов, уважение князя.
Казаки отняли у него всё. И он сам в этом виноват. Прошёл бы тихонько мимо казачьего городка, все были бы целы и невредимы! Как он вернётся к своему народу? Как посмотрит в глаза отцу и князю? Как объяснит родным и близким, зачем он погубил столько их сыновей и братьев?
В воде было холодно и надо было что то делать. Сын муллы тихонько поплыл к другому берегу. Выбираясь на топкий берег, он чутким ухом уловил какое-то движение в траве за прибрежными кустами. Сын муллы замер.
Движение было негромким и равномерным. Осторожно подобрался он к кустам и тихонько выглянул.
Гудели толстые полосатые шмели, летали яркие, зелёные, поблёскивавшие на солнце бронзовки. На обширной поляне паслась лошадь. Высокая трава доходила ей до брюха. К шее лошади, незатягивающейся петлёй, был привязан длинный волосяной аркан, другой конец которого уходил в ближайшие кусты.
Бесшумно подобравшись ближе, сын муллы увидел безмятежно спящего человека, лицо которого было прикрыто платком, или куском цветной материи. Сын муллы решил, что перед ним один из казаков, решивший отдохнуть в теньке.

Он занёс было уже кинжал над спящим, но что-то его остановило. Как-то не так был одет этот казак. Что-то знакомое было и в его фигуре, и в одежде.
Резко сдёрнув платок с лица спящего, сын имуллы был несказанно удивлён, увидев одного из своих воинов. Парень испуганно вскочил на ноги но, увидев своего предводителя, упал перед ним на колени.
Это был самый молодой, самый бедный, самый никчёмный участник похода. Он был слаб телом и слаб духом. Будучи сиротой почти с рождения, скитался от юрты к юрте, берясь за любу, самую чёрную работу. Его кормили из жалости, из жалости и в поход взяли.
Сын муллы выслушал сбивчивый рассказ малого.
Он был оставлен стеречь табун лошадей. Когда воины погнали лошадей к городку, одна хромая кобыла сильно отстала и он вернулся за ней, жалко было бросать.
Когда он, верхом на этой самой кобыле, подъезэжал к городку, чтобы присоединиться к товарищам, бой был в самом разгаре. Он начал было спускаться к воде, как услышал сзади конский топот.
Думая что не углядел и что ещё одна группа лошадей отстала от основного табуна, парень развернул свою кобылёшку, с намерением вернуться и собрать отставших лошадей.
К своему изумлению и ужасу, он увидел большой отряд казаков, спешивших на помощь городку. К счастью, он успел быстро спешиться и укрыться в кустарнике. Казаки его не заметили и проскакали мимо.
Когда же он решился вернуться к городку, всё было уже кончено, казаки добивали последних воинов отряда.
Счёв за благо не показываться им на глаза, воин удалился. Отойдя довольно далеко вниз по течению, переплыл Дон и упал, сморённый усталостью.
Он столько страшного увидел за этот день, что сон сковал его почти мгновенно. И он очень рад, что господин нашёл его и теперь им вдвоём легче будет пробираться домой.
Гнев сына муллы был безграничен. Но он смирил его, справедливо рассудив, что этот малодушный трус и предатель, может быть свидетелем гибели отряда, свидетелем того, что сам он мужественно сражался и только случайно остался жив.
Набрали в походные фляги воды из Дона. Вдвоём вгромоздившись на лошадь, сын муллы и безродный сирота двинулись в нелёгкий и опасный путь.
Старались двигаться скрытно, шли напрямки, степью. Еды не было, воды было мало. Встречались в степи дудаки-стрепеты. Эти огромные тяжёлые птицы, не могли сразу взлететь, для взлёта им нужно было разбежаться.
Ещё в детстве сын муллы успешно и весело охотился на них. Охота была простой: ужно было верхом на резвой лошади как можно ближе подобраться к пасущимся в степи дудакам. Когда птицы заметят всадника и попытаются взлететь, лошадь пускалась во весь опор, всадник старался плетью сбить птицу. Иногда удавалось сбить и двух подряд.
Сейчас, несмотря на голод, не до охоты было. Еле в седле держались. Да и не на хроморй лошади на птиц охотиться.
Иногда останавливались на привал, пускали лошадь на длину аркана попастись. Она тоже мучилась без воды и из-за раны в ноге. Речки встречались редко.
На одном из привалов, сын муллы, сквозь беспокойную дрёму, увидел большую зелёную ящерицу, выбравшуюся погреться на глиняный бугорок.
Не совсем проснувшись и не открывая полностью глаз, кочевник щёлкнул плетью, висевшей у него на кисти руки. Попал. У ящерки мелко задрожали лапки, на голове выступила и налилась большая капля густой тёмной крови.
Сын муллы поднялся на ноги, взял ящерку в руки. Долго смотрел на неё, а потом слизнул кровь. Кровь была солоновата на вкус. Кровь, как кровь.
Воин подумал, а потом впился зубами в добычу. Он содрал с ящерки изумрудную крепкую кожу, хрустнул костями. Мясо как мясо. Похоже на сырую рыбу.
Ислам, правда запрещает есть животных, не имеющих раздвоенных копыт. Но голод - не тётка, когда приспичит и ёжика съешь!
Сирота даже не проснулся. Сын муллы разбудил его, подтянул за аркан упирающуюся лошадь, поехали дальше.
Больше недели шли по степи бездорожно. Наконец увидели дымы временного становища своего племени. С тревогой приблизились к разбросанным в степи юртам. Тревога была не напрасной.
Князь был взбешён, когда узнал о результатах самовольного похода. Тридцати не самых плохих воинов лишился он!
Сын муллы постарался всю вину за неудачу возложить на сироту, якобы предательски покинувшего пост, на котором тот был оставлен наблюдать за неверными. Сбежал. Не заметил. Не доложил.
Ему поверили. Всё таки он был сын муллы и не мог лгать. Сирота не очень и оправдывался, ведь сын муллы говорил почти правду. Да и кто будет его слушать? Безродного и убогого? Его и в поход-то из милости взяли.
Князь велел судить ослушников. Самые седые и уважаемые члены племени собрались на совет. Мулла тоже был здесь.
Но единственное, что удалось ему выторговать для своего сына, это жизнь. Его не казнили, приговорили всго лишь к колодкам. Ведь это именно он, подговорил молодёжь к набегу, к ослушанию.
Две широкие и толстые доски, с отверстиями для шеи и рук, положили на его плечи. Плотно затянули ремнём и оставили несчастного на площади под солнцем.
В лагере скотоводов всегда много мух. Они облепили несчастного, лезли в глаза, нос, рот, уши. К усали окровавленное тело и причиняли невообразимые мученитя.
А узник даже не мог их отогнать, потому что руки его торчали из доски в полуметре от лица. Он томился жаждой, потому что не мог дотянуться губами до миски с водой, стоявшей перед ним.
Ночь приносили не меньшие мучения. Комары быстро нашли безопасный источник пищи.
С сиротой поступили проще. Выбранный судом палач, поставил его на колени и крепко скрутил руки за спиной. Встав сзади и уперевшись коленом между лопаток, палач засунул указательный и безымянныцй пальцы в ноздри жертве.
Когда палач потянул за ноздри голову юноши вверх и назад, тот широко раскрыл рот, пытаясь вдохнуть побольше воздуха. В этот момент палач выхватил из за спины широкий острый нож и полоснул жертву по шее от уха до уха. Он мгновенно перерезал сонные артерии и дыхательное горло.
Казнённый захрипел, через трахею со всхлипом и сиплым свистом проходил воздух, так екак лёгкие ещё работали. Фонтаном била кровь, впитываясь в сухую землю.
Палач выдернул пальцы из носа жертвы, толкнул коленом в спину. Сирота распростерся по земле, по его телу пробежали конвульсии и он затих.
Последний участник неудачного набега лежал у ног сына муллы, а он смотрел на него круглыми от ужаса глазами. Ему не было так страшно никогда, даже когда он, притворяясь мёртвым, проплывал среди разъярённых казаков.
Тогда он боролся за свою жизнь. А сейчас он ничего не мог поделать, он мог только наблюдать, как погибает последний из его воинов, ушедший в набег вместе с ним. Погибает не в бою, не от руки врага, погибает от рук своих.
Сына вымолил у князя мулла только через неделю. Его развязали и отпустили с миром.
Молодой и сильный парень превратился в старика, в обтянутый тонкой, изъеденной мухами и другими насекомыми кожей.
Он не стоял на ногах, не мог самостоятельно питаться, был грязен и вонюч.
Мулла сам снял с него колодки, обмыл, уложил на мягкие ковры в своей юрте, напоил свежей водой и дал несколько ложек нежирного бульона из баранины.
Мулла знал, что если сразу накормить долго голодавшего человека, тот умрёт. Поэтому выхаживал единственного сына постепенно и осторожно. И выходил! Сын муллы оклемался, через время встал на ноги.
Но стал молчаливым и задумчивым. Гордого и заносчивого сына муллы больше не было. Был седой, умудрённый страшным жизненным опытом человек.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАБЕГ
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2013, 17:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 июн 2008, 17:08
Сообщений: 550
Прохожий писал(а):
Цитата:
Кривыми саблями и большими ножами стали резать камыш.
Соорудив из него "салы", небольшие плотики, разделись до гола, не сняв только шапки.

Хм…
Слово “сал” является синонимом слова “тоня”, т.е. место для ловли рыбы неводом или сетями.


Цитата:
Кроме приведённых Вами и мной значений слова "сал", существует ещё одна версия - рукав реки, приток.
Возможно, существуют и другие синонимы.
Я услышал о салах как о средстве переправы, от одного краеведа из Сальска. Кроме того, отец рассказывал, что во время войны, переправляясь через Днепр на подручных средствах, солдаты делали плотики из камыша, на которые укладывали только одежду и вещмешок, потому как автомат был слишком тяжёл, и плотик топил.
Поиск в словарях, дал следующий результат:
Сал (тюркское — «приток реки, рукав») — река вРостовской области, левый приток реки Дон.

САЛЫ САЛЫ м. мн. донск. связанные вряд камышевые пуки, на которые казак, переправляясь вплавь с лошадью, кладет седло, вьюки и пр. Переплыли на салах.

Но если Вы настаиваете, я готов убрать этот эпизод из повести.

Воронин


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Новости СКВРиЗ

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Rambler's Top100 доборные элементы