ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФОРУМ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

Текущее время: 22 апр 2018, 21:22

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Опередил грузин
СообщениеДобавлено: 30 мар 2017, 15:48 
Не в сети

Зарегистрирован: 19 июл 2016, 13:26
Сообщений: 54
Найти старинную дореволюционную шарманку у меня зародилась мысль еще до собирательства граммофонов в 1971 году, сразу же после того, как на гастролях в Тбилиси грузинский коллекционер Аркадий Ревазишвили побывал у нас в цирке и при-гласил меня посмотреть, как он говорил, на единственную в России его коллекцию русских шарманок. Сейчас смутно, но все-таки, слава Богу, помню, что это был большой частный дом, и стоял он не-далеко от центра Тбилиси, где-то рядышком с рекой Курой.
— Заходи, дорогой! — услышал я громкий голос Аркадия. И калитка настежь открылась. — Сразу видно, коллекционером будешь. Молодец! Сказал — приду, и пришел. Сейчас молодежь все меньше и меньше стариной интересуется. Ты не думай, что я случайно в цирк попал. Нет, дорогой! Я много лет дружу с вашим дрессировщиком медведей, Валентином Ивановичем Филатовым. Я ведь еще и зверолов. Но все равно в цирке больше всего люблю вас, клоунов. Идем, идем сразу в дом, а по-том я тебе свой подвал покажу и угощу настоящим грузинским вином.
Весь первый этаж был превращен в домашний музыкальный музей. Кругом стояли оркестрионы, фисгармонии, музыкальные шкатулки, шарманки.
— Ого-го, красота-то какая! И это все вы собрали один?
— Да, дорогой. А кто же еще? Я тридцать лет из поездов не вылезал. Найти хорошую шарманку не так просто. Их же мало было, да и жизнь у них не-легкой была. Им приходилось петь и в жару, и в стужу. Вот эта, например, самая простая, доставшаяся мне от родственников братьев Никитиных, она-то и собрала им деньги, на которые они построили в Саратове первый в России стационарный цирк. А вот эта шарманка концертная — самая дорогая, вся в инкрустации — сразу видно, «по горю не ходила», во дворцах да богатых домах пела. Шарманки ценятся, когда играют наши старинные русские мелодии. У нас без нее ни одна свадьба не обходится. У нас без нее и ресторан не ресторан. Она уже стала нашим национальным инструментом. Сейчас найти хорошую шарманку уже невозможно. Они все у меня, — рас-смеялся он.
— Конечно же, где-то еще есть. Ты, разъезжая с цирком, можешь найти, и если вдруг найдешь, да еще в хорошем состоянии, то привози ее мне на поезде, а уедешь за рулем собственной легковой машины, — и он, провернув ручку шарманки, запел: «Разлука, ты разлука, чужая сторона...»
Да, прав был тогда Аркадий Ревазишвили, когда говорил мне, что найти шарманку после него будет непросто. Девятнадцать лет я спрашивал у людей,
более ста пятидесяти городов проехал с цирком. Уже коллекция граммофонов не помещалась в питерской квартире на Богатырском, «восемь», и мы, расстилая матрасы, спали на полу. А вот про шарманку за эти годы так никто и не сказал мне, что у него она есть или хотя бы где-то у кого-то он видел.
И вот приехал я в Москву по делам, в сотый, а может, и в двухсотый раз: кто тогда считал, вся жизнь проходила через нее, и зашел в приемную замуправляющего СоюзГосцирка Петра Николаевича Севастьянова.
— Зоя, — обратился я к секретарше. — Можно, я позвоню Калмыкову?
— Конечно-конечно, Володя, звони.
— Алло! Это Российский Центр Циркового Ис-кусства под руководством известного на весь мир Александра Калмыкова? — пошутил я.
— Да, да, Деряба. Это он и есть. Ты что, в Москве?
— Да, Саша. Приехал. Медведю-то Герасиму уже пятнадцать лет. Надо менять, стал быстро уставать, из клетки выходить не хочет, того и гляди, начнет бросаться. В общем, жаль, но надо с ним расставаться. Сейчас взял маленького медвежонка и буду делать с ним номер. Саша, я вот о чем хочу тебя попросить. Позвони, пожалуйста, в Краснодарский цирк, там сейчас говорят, новый директор, Михайлов, попро¬си, чтобы взял меня на «репетиционный».
Рядом стоящий у стола мужчина, тронув меня за плечо, сказал:
— Передай Александру Дмитриевичу, что я тебя уже взял. Я и есть тот директор. Но с одним условием, — и, улыбнувшись, добавил, — если только не будешь вывозить с Кубани последние оставшиеся граммофоны.
И вот приехал я в Краснодар, уже во второй раз, где когда-то и зародилось мое собирательство граммофонов. «Чего — думаю, — опять ходить по улицам да спрашивать у людей». Пошел в местную редакцию, да и дал объявление: «Куплю шарманку, граммофон, фисгармонию и так далее».
Через пару дней приходит секретарша:
— Володя, вас директор зовет, весь какой-то
нервный.
Захожу.
— Здравствуйте, Михаил Николаевич.
— Здравствуй, Володя. Ты чего это? Объявление дал в газете с моим номером телефона?
— Да вы что? Нет.
— Как же нет? Вот смотри — в газете твое объ-явление?
— Мое. Да они перепутали! Я давал им номер проходной цирка, а они напечатали ваш. Извините, Михаил Николаевич. Я схожу к ним и все улажу.
— Володь! Ты же понимаешь, они теперь меня замучают звонками! Сегодня уже бочку старинную предлагали, кастрюли какие-то красномедные. Один шутник звонит и спрашивает: «А вам дореволюционная тачанка с пулеметом не нужна?» — Нет, — говорю, — нам тачанка не нужна. А вот танк для медведя возьмем, пусть по манежу катается. А еще один парень вчера звонил, шарманку предлагал.
— Вы что, шутите?
— Да ничего я не шучу. Вот, на листок с его адресом, это где-то здесь совсем рядом.
— Спасибо, Михаил Николаевич, спасибо! —сказал я и быстро вышел из кабинета.
«А не розыгрыш ли очередной? — насторожился я. — Да, если бы розыгрыш, адрес бы за тридевять земель дали! А это, вон смотри — прямо у тебя под носом! Ну, сейчас посмотрим, что там у меня под но¬сом».
И я вскоре открыл старенькую, давно потерявшую фигуру калитку.
Чернявый парень, выкладывавший битым кирпичом во дворе дорожку, спросил:
— Вы к кому?
— Извините, вчера кто-то от вас по объявлению насчет шарманки звонил.
— А это я звонил, заходите! — и, протянув мне руку, сказал: — Меня зовут Юра, а фамилия Яковлев.
— А меня, Владимир, фамилия Дерябкин.
— Ну, что Владимир Дерябкин, — улыбнулся он, — пойдем смотреть?
— Пойдем.
Мы зашли в сарай. Прямо на земле стояла пере-вязанная алюминиевой проволокой грязная, обшарпанная, местами залитая масляной краской, концертная шарманка мастера Нечады. «Да она же точно такая, какую я видел тогда у Ревазашвилли, — поду¬мал я. — Во, Бог дал!»
Играть безразличие не было сил, и я, скрывая свое волнение, опустившись на корточки, стал осто-рожно разматывать проволоку.
— Да, Юра. Состояние у нее, конечно же, тяжелое.
— Еще бы! Хозяин, у кого я ее купил, в станице Недредовской, сказал, что она у них в курятнике лет десять простояла. Но все равно, человеку, понимающему в этом деле, видно, что ее можно вернуть к жизни.
— Ну, а сколько бы ты хотел за нее получить?
— Да, если честно сказать, у меня уже есть на нее покупатели.
— А что ж за покупатели, если не секрет?
— Из Грузии, два коллекционера. Я давно их
знаю, они часто сюда за антиквариатом приезжают
на своей белой машине «Волге». Вот, на — от них телеграмма.
Я прочитал: «Дорогой Юра! Поднимаем бокалы за твою невероятную находку. Скоро будем! Омар».
В сарае вдруг стало темно и душно. Я толкнул ногой дверь, и мы вышли во двор.
— Слушай, Юрок, давай сделаем так: ты подожди своих коллекционеров пару-тройку дней, а уж
если они не появятся, то приходи ко мне. Я в цирке работаю, а за цирком стоит синий фургон, в нем я и
живу. У меня там много разного антиквариата, может, и тебе на обмен что-нибудь приглянется.
Два дня я метался по фургону, как медведь по клетке. Любой шорох мне казался стуком в дверь, а грузины, проходящие мимо моих окон, шли, конечно же, не на базар, расположенный рядом с цирком, а к Юре за шарманкой.
Ну, что? — проснувшись рано утром, сказал я себе, — сегодня уже пошел третий денек, а ты все
ждешь, когда он постучит. А если он не постучит и шарманка уедет в Тбилиси?!
По спине побежали мурашки.
— Ну, а что? Что я могу сделать? Залезть ночью в сарай и украсть?
— Красть не надо.
— Ну, а что, что?
— А вот что! Точно!
И я, быстро одевшись, помчался к нему сам.
— Юра! Юра! — постучал я в окно, — это я — Владимир, из цирка.
— Ты чего в такую рань? — пробурчал он, вы-сунувшись из форточки.
— Ну что, коллекционеры твои приезжали?
— Пока нет.
— Ну, вот. И они не едут, и я сегодня вечером срочно уезжаю. И будешь ты крутить эту шарманку на базаре, читая уже мою телеграмму: «За двумя зай¬цами погнался — ни одного не поймал». Так что да¬вай, быстренько одевайся, и пойдем — посмотришь, что у меня из старинушки есть, пока мой фургон на вокзал не увезли.
— Ладно, банный лист, подожди. Сейчас оде-нусь, и пойдем.
— Ух, ты! Дак у тебя же здесь настоящая анти-кварная лавка! — зайдя в фургон, сказал Юра.
— А я же тебе говорил! Так ты ж все ждешь сво¬их богатых коллекционеров. Вон, сколько у меня все¬го! Смотри и выбирай.
— А часы настенные с кукушкой меняются? — спросил он.
— Меняются.
— А вот это кресло?
— И кресло меняется.
— А ручка у трости серебрённая?
— Конечно, серебрённая! Интересует? -Да.
— Пожалуйста.
— А чернильный прибор?
— И с ним готов расстаться!
— А самовар-«паук»?
— И самовар-«паук» пополз к тебе.
«Бери, бери, Юрочек! — думал я, — Бери! Я за нее готов здесь все отдать!»
— Володь, добавь-ка еще к этому всему вот эти четыре тома «Истории искусств» Гнедича, и она твоя.
— Ничего себе — добавочка! Да если все, что ты уже набрал, за этот ящик со свистульками продать, то во дворе твоем дорожки можно выложить не из битого кирпича, а из цельного, серебряного, — рассмеялся я. — Ладно уж, грабь до конца, клади своего Гнедича сумку, грузим все в машину и поехали уже за шарманкой.
Подъехав к дому, Юра, довольный таким обменом, стал переносить свои вещи, забыв от радости и про меня, и про шарманку. А я зашел в сарай, взял ее на руки и, положив на заднее сиденье своей машины, тихо сказал: «Ну, вот ты меня и дождалась».
— Люда, Люда! — закричал я жене, барабаня по
фургону, — смотри, смотри! Шарманку привез!
— Все-таки забрал?!
— А кто рано встает, тому Боженька подает! А я сегодня раньше раннего встал. Давай-ка мне быстренько деньги, и я полетел.
-Куда?
— Куда, куда?! В Ленинград. Нам здесь с ней
оставаться нельзя. Да, и Серега Шек, помнишь, мастер музыкальных инструментов, тоже уже ее ждет.
Долго я еще потом ехал по трассе, поглядывая в зеркало заднего вида, не гонится ли за мной белая «24 Волга» с грузинскими номерами.
***
Около года тогда Сергей простоял у столярного верстака реставрируя каждый см., этого сложнейшего музыкального инструмента. И вот когда уже все пузырьки моего терпения перелопались, у меня в квартире на Богатырском зазвонил телефон и в трубке послышался голос Шека.
- Но вот и все - можешь забирать свою шарманку, она у меня теперь так запела, что сам Нечада бы мне позавидовал. Слушай.
- И я, сразу узнав старинную русскую мелодию, с начало тихонечко, а потом не сдержал, своей радости громко запел:
«Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выплывают расписные,
Стенька Разины челны».
- На следующий день приехал я с нею домой и позвонил своему другу Станиславу Королеву. Стаc привет!
- Привет.
- Ну, все, я шарманку привез, приезжай вечером увидишь, какой она стала -ахнешь. А тут пока ехал, идея в машину запрыгнула, а что если твой Антоха, с моим Вовкой на Невском проспекте напротив бывшей городской Думы, несколько дней шарманку покрутят в память о петербургских шарманщиках, а собранные денюшки - какие уж они там будут, хоть чуточку на строительство храма в Москву отправим.
- А, что, Володя мысль не плохая. Во! Диво на Невском то будет - многие
же шарманку и в глаза никогда не видели.
-А когда же ты хочешь?
- А давай, чтобы не тянуть прямо завтра в 10:00.
- Ладно, тогда и встречаемся там, у собора Петра и Павла.
- Утром накрыл я шарманку платком, принес в машину и мы поехали. Едим, а у нее, то ручка упадет, то боковая дверца откроется, то платок на бок съедет. Остановился, поправил и думаю - волнуется, еще бы после стольких лет молчания запеть и негде ни будь, а на Невском проспекте. Приехали, поставили ее на столик, а рядом с ней ящичек для пожертвований с большой фотографией Храма, и тут же народ обступил нас улыбками, а шарманка поет то одну, то другую мелодию. И за 10 дней мой 12-летний сын Владимир и 8-летний Антоша Королев собрали 2899 руб. 72 коп., и отправили их на счет № 100700939 в Дзерджинском отделении Жилсоцбанка города Москвы в фонд восстановления храма Христа Спасителя.
Владимир Дерябкин
Один из талантливейших казаков второй половины XX-первой половиныXXIвв. Санкт-Петербург, Музей граммофонов на Б. Пушкарской, ноябрь 2012 года


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Новости СКВРиЗ

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Rambler's Top100 доборные элементы